Кризис трех лет.

Вам три года? Ура, пришел кризис трех лет.

Почему Ура? Потому что кризис трех лет- это необходимость для вашего ребенка. Ему пора переходить на следующую ступень своего развития. А чтобы перейти — надо поработать и ребенку и вам, родителям.

Итак, в период кризиса трех лет ребенок впервые открывает для себя, что он — такой же человек как и другие, в частности, как его родители. Не верите? Вспомните, что раньше ваш ребенок о себе говорил в третьем лице: «Миша упал», а сейчас у него появилось местоимение «Я» («Я упал»). Новое осознание себя проявляется также в стремлении во всем подражать взрослым, полностью сравняться с ними. Ребенок начинает требовать, чтобы его укладывали спать тогда же, когда ложатся взрослые, стремится самостоятельно, как они, одеваться и раздеваться, даже если он не умеет это делать.

Помощь взрослого, нарушая равенство, перестает приниматься.  Конфликт обостряется тем, что многие формы поведения взрослых, которым стремится подражать ребенок, запрещены для детей. Например, им обычно запрещают гладить белье, шить, ложиться спать одновременно со  взрослыми и т.п. Отказ от выполнения распоряжений, нарушающих симметричность отношений со взрослыми – естественная форма борьбы ребенка с подобными ограничениями. Это пассивный негативизм.

Активный негативизм, т.е. совершение действий прямо противоположных тем, которых требует взрослый, является еще более выраженной формой утверждении своего равенства со взрослым, имитации его поведения. В активно негативистическом поведении воспроизводится важнейшая функция взрослого: ПРИНЯТИЕ РЕШЕНИЯ, ВЫРАБОТКА НАМЕРЕНИЯ. Оно строится простейшим из возможных способов: путем создания точного негатива по отношению к решению взрослого. Т.е. лозунг ребенка в этот кризисный период: «всегда поступать наперекор даваемым распоряжениям». Получается, что автором распоряжения остается взрослый, а ребенок лишь «переводит» его (с русского на русский), заменяя все плюсы на минусы, а минусы- а плюсы. Многие родители этим эффективно пользуются , отдавая распоряжения противоположные своим реальным намерениям. Проведя свой нехитрый «перевод», ребенок в итоге выполняет то действие, которого от него хотели добиться.

Вспоминаю нашу с мужем «игру» с ребенком. Надо есть кашу. Я накладываю ее в тарелку на виду у трехлетнего сына и строго говорю: «Кашу не ешь. Даже ложку не бери! Не надо садиться за стол!». Мой маленький парень тут же бежит к стулу, берет ложку и начинает активно поедать кашу. Что и требовалось доказать!.. Одеваемся на улицу. Говорю: «Сегодня дождь, смотри сапоги не одевай!». Сын, пыхтя, тут же натягивает сапоги. Ура, мы идем по лужам в резиновых сапогах, а не в кроссовках. И так далее… Сейчас моему сыну 13 лет и у него другой кризис — подростковый.

Итак, в период кризиса родителям надо перестроить отношения с малышом на основах большего равноправия, чем это было раньше. Если родители в этот период предоставят ребенку больше свободы и самостоятельности в тех областях жизни, в которых он действительно может вести себя «как взрослый», то этим они поддерживают его новое представление о себе. А в тех областях, где ребенок пока еще остается маленьким ребенком и нуждается в помощи и руководстве — помогать и руководить. Т.е. ребенок учится различать эти области. Постепенно такая поддержка со стороны родителей приводит к преодолению симптомов кризиса.

Если же родители пытаются строить отношения так же, как и раньше, то ребенок не имеет возможности различать эти области в жизни и во всех случаях настаивает на своем праве быть «взрослым». И про такого ребенка говорят, что он очень упрям, хотя в действительности упрямство здесь проявляют, прежде всего, его родители.

(По страницам книги А.Л.Венгера «Психологическое консультирование и диагностика»)

Запись опубликована в рубрике Развитие ребенка. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *