«И не забывайте гладить котенка» Рённауг Клайва

Сидела Анна как-то на крылечке, кошку гладила.

Тут папа позвал:

– Иди-ка, полюбуйся. Смотри, какая у тебя сестренка новенькая! – Нет! ну вот так она и знала!

– Правда, симпатичная? – мурлыкал папа.

– Ничего вроде, – сказала Анна. – Но гораздо хуже котят, которых ты утопил на прошлой неделе.

– Только котят нам не хватало, – сразу обиделся папа, отвернулся и взялся за телефон поговорить с кем-то.

Потом посмотреть малышку приходили гости: то одни, то другие, то третьи. И все приносили ей дары: золото, мирру, ладан.

– Она очень хорошая, – сказала наконец Анна. – Но зачем жадничать: в мире полно людей, которым ребенок наверняка гораздо нужнее, чем нам.х

——————————-

До Анны у папы с мамой родилась девочка со светлыми волосами. После Анны – лысая, а теперь вот девочка с черным пушком на голове.

– Зато у меня, – гордо заявила Анна и распустила стянутый резинкой на затылке хвост, – волосы были синие-пресиние. И вообще, – сказала она, – черт бы побрал всех этих мелких ребенков.

– Где ты таких слов нахваталась? – спросила мама.

– В школе, мама, всё в школе, – ответила девочка и рассмеялась маме в лицо.

——————————-

Анна удобно устроилась на лестнице на второй этаж, собралась подслушивать. Дело это полезное: всегда узнаешь что-нибудь новенькое, интересное, что от тебя скрывают. Внизу в гостиной мама разговаривает с незнакомой тетей. А малышку свою новую держит у груди, кормит. «Чмок, чмок», – сосет малышка. «Сюси, сюси», – гладит ее мама. Постепенно разговор переходит на шепот. Этого-то Анна и ждала: все самое важное взрослые всегда говорят тихо.

– Анна ужасно трудный ребенок, – жалуется мама, – с ней с пеленок сладу нет. Маленькой она все время требовала, чтобы ее держали на руках, стоило спустить на пять минут – сразу крик. А уж, когда у нас следующая родилась, совсем тяжко стало.

Мама вздыхает:

– Как бы мы хотели, чтобы Анна была другой!

– Ничего, ничего, – успокаивает гостья. – Не расстраивайтесь. Бывают дети гораздо хуже.

————————————

На ступеньке рядом с Анной валялся надувной шарик. Очень даже кстати. Когда дуешь, в голове становится пусто, а шарик делается больше. И так можно дуть и дуть. Вдруг он станет размером с дом? Если неожиданно не лопнет с ужасным треском, как лопнул этот.

– Ой, не могу, сердце сейчас разорвется, – закричала мама. И, конечно, прижала к себе малышку.

– Чему рваться-то, – сказала Анна. – Нет у тебя никакого сердца. И убежала на второй этаж.

Ну почему никто хотя бы не окликнул ее?

———————————

В дверь позвонили. Открыла гостям Анна.

– Нет, нет и нет, – сказала она. – Никаких больше гостей на сегодня. Хватит. Маме надо отдохнуть. Идите, идите!

И захлопнула дверь со стуком.

– Кто это был? Спросила мама.

– Так, погулять звали.

– Вот и пошла бы, поиграла на улице.

– Нет, нет и нет, – ответила Анна.

———————————-

Что вдруг так страшно завыло за дверью: «у-у-у»?

Анна, понятное дело.

А мама испугалась, запнулась за половик и растянулась на полу с малышкой на руках.

– Ушиблась? – спросила Анна.

– Бедная моя девочка, – сказала мама и потрепала малышку по щечке.

——————————————

Тогда чужой голос вдруг ясно зашептал Анне в ухо: «Надо громче выть! Громче! И страшнее!»

– Мам, давай помогу, – предложила Анна.

– Уйди от меня, – ответила мама. – И прекрати наконец уже!

Нет так нет, Анна и сама может положить сестричку в коляску. И покатать может. Проблема только, что нет рядом ни чащи дремучей, ни обрыва покруче…

– Следи за малышкой получше, – крикнула ей вслед мама.

– Поняла? – спросила Анна сверток в коляске. – Я должна за тобой следить. А будешь плохо себя вести, я тебя в унитаз выкину и воду спущу. И припустила вприпрыжку по дорожке, толкая впереди коляску.

– Я твоя старшая сестра, – бормотала она на бегу. – Старшая и сильная. Но, говорят, противная.

————————————————

На кухне стоял стакан с крышкой.

– Где крышка, там и ловушка, – решила Анна и пошла в сад.

Лето было в разгаре, шмели перелетали с цветка на цветок. Шмели полосатые – черно-желтые, а цветы голубые. Ловить шмелей нелегко: надо быстро снять крышку, заманить очередного внутрь и успеть закрыть стакан, прежде чем весь рой выберется наружу.

Шмели поначалу громко гудели и жужжали, но мало-помалу успокоились. Анна их всех перехитрила, ее ни разу не укусили. Наловила полный стакан шмелей, пошла на кухню, набрала в раковину воды, опустила стакан под воду и сняла с него крышку. Совсем немного подождала – и шмели стали всплывать брюшками вверх, как дохлые рыбины.

————————————————

Кошка грелась на солнце. Анна сперва взяла магазинный пакет, но он оказался мал. Ладно, принесла большой для мусора. Растормошила сонную кошку, погладила. Та потянулась, зевнула. Анна открыла пакет, засунула в него кошку. Закинула за плечо. Пошла. Кошка вредничала, трепыхалась и царапалась. Анна замучилась ее тащить. Хорошо, что не очень далеко от дома протекала быстрая речка. Там Анна встала на большой камень и кинула мешок в воду. А река подхватила его и унесла.

Потом Анна собирала цветы вдоль берега. Собирала долго – выискивала, чтобы все цветки в букете были разные.

—————————————-

Знаешь, что говорит мама? Что ты злая и плохая! – сказала старшая сестра и сердито посмотрела на Анну черными круглыми глазами. – Какая же ты гадкая!

– Мама, она ругается! – закричала Анна. – Скажи, что ты ей запрещаешь!

– Вы можете раз в жизни оставить меня в покое, – вздохнула мама, – У меня молоко пропадет.

– Не приставайте к маме, – тут же добавил папа.

——————————————

Мама пошла погулять с коляской. Анну оставили сидеть дома с другой младшей сестрой, – той, что родилась лысая как коленка. Зато теперь у нее вся голова в длинных светлых кудряшках – такие бывают только у ангелов на картинках.

– Красивые у тебя волосы! –  сказала ей Анна. – А теперь сиди и не дергайся!

Взяла в руки ножницы и остригла сестренку наголо. Аккуратно подобрала с пола все до одной пряди и сказала, перебирая их:

– Отличный подарок будет для нашей новой малышки. Вот мама обрадуется!

Анна обняла сестренку и добавила:

– Я тебя очень люблю.

– Что ж ты за наказанье такое, – вздохнула мама, вернувшись.

Анна ответила, что, если всем так хочется, она – пожалуйста – может удавиться.

– Нет, – горько сказала мама, – нам хочется не этого.

——————————————

Анна пошла погулять. Недалеко от дома на обочине стоял мальчик и писал.

– Привет, – сказала Анна. – А давай, кто дольше будет писать?

– Я уже всё, – ответил мальчик. – Но мы можем покидать камни, если ты не против.

– Я очень даже за, – согласилась Анна.

Взялись за дело дружно: в четыре руки зачерпывали камешки с засыпанной щебнем дорожки и кидали их на зеленый подстриженный газон перед домом. Но потом и это занятие Анне наскучило. Швыряешь, швыряешь, а что толку? Анна вернулась в дом. Подошла к колыбельке. Только встала рядом, как тут же над ухом зазвенело:

– Разве она не прелесть?

А мама:

– Я всегда мечтала иметь много детей. У меня вот не было ни сестер, ни братьев. Знаете, как это грустно!

————————————

Ладно, Анна снова вышла из дому, спустилась в сад, огляделась. Потом принесла из сарая электропилу и садовые ножницы. Включила электропилу – на звук никто не прибежал, и Анна спокойно спилила яблоню, потом сливу. А вот у сосны ветки оказались жуть какие крепкие, никак не хотели поддаваться. Но Анна не отступала, пилила, а когда последняя ветка упала на землю, то даже похвалила себя:

– Ай да Анна, ай да молодец. Силачка!

Оказалось, что кусты живой изгороди прекрасно стригутся садовыми ножницами. Важно только резать их под самый корень, тогда потом они разрастутся пышнее прежнего. Анна за этим следила строго, из земли вместо кустов остались торчать колючие бугорки. Но веток нарезать – это только полдела, потом из них еще надо построить настоящий шалаш. Тоже работа нешуточная. Потрудилась Анна на славу, но и шалаш вышел на загляденье. А между веток Анна вплела живые цветы.

Папа, когда увидел Аннино художество, только и сказал, что в детстве тоже любил строить шалаши. И всё.

——————————————-

Анна бегает быстрее всех. А когда она прячется, то дышит так тихо, что ее никто не слышит. Будто ее нет. И когда мама ругает, отчитывает, корит, бранит и распекает ее, Анна тоже старается не дышать. Вот и в этот раз стояла она себе перед мамой и думала ни о чем.

– Вот стол, – думала она, – а вот лампа.

Пила так и валялась в саду со времен постройки шалаша. Анна взяла ее и принялась спиливать дом. Резала под основание (правда, фундамент пришлось оставить, он бетонный).

Мимо шла соседка.

– Здравствуй, – сказала она, – чем это ты занимаешься?

– Дом спиливаю, – ответила Анна.

– Дома нынче дороги, – сказала соседка, – этот спилишь, другого не будет.

– И не надо, – ответила Анна.

—————————————

В гости пришла тетя. Она взяла малышку на руки и подняла высоко над головой.

– Ой, какая красавица, – залюбовалась тетя. – На кого же она похожа? И не папина, и не мамина…

Тетя повернула голову и увидела Анну.

–Вот и наша Анна! Какая же ты большущая!

– Большая, сильная, гадкая, злая и противная, – пробормотала Анна себе под нос, отворачиваясь.

– Это не ребенок, а тролльчонок, – вздохнула мама.

– А по-моему, хорошая девочка, – улыбнулась тетя.

Анна быстро вышла из комнаты.

—————————————-

Думаете, все дети плаксы, и чуть что – сразу в слезы? Видите, мальчишки гоняют мяч на дороге?

– Поберегись! – закричал самый азартный футболист и побежал на мяч.

– Отходи! – завопили мальчишки хором. – Она тебя сшибет!

Но Анна вдруг споткнулась, полетела на землю – и вот на месте коленки Краснове месиво.

Анна стала выбирать из раны камешки и сдувать песок.

– Тебе не больно? – недоверчиво спрашивали мальчишки, не понимая, что это она не плачет. – Ты разве не ушиблась?

– Ничуть не больно, – соврала Анна. – Играем дальше.

* * *

Анна беззвучно плакала, забившись в шкаф. Вокруг висели пальто, плащи и куртки. А ими неприятно утирать слезы, они колются. И на ботинках, составленных под одеждой, сидеть жестко и неудобно. Анна совсем обмякла от слез и уже не помнила, из-за чего плачет, только ей было страшно грустно. Дверца шкафа оставалась приоткрытой, и тоненькая полоска света виднелась через щелку. В коридор кто-то вошел. И дверца шкафа тут же плотно закрылась.

———————

Анна шла по дороге, и от холода у нее зуб на зуб не попадал. Осенний ветер продувал легкую одежду насквозь. Уходя, она оставила дверь открытой. Думала, в дом потянет холодом, и ее хватятся. Но сколько она ни оборачивалась – на крыльцо никто не вышел, никто не закричал ей вслед, чтобы она немедленно вернулась, что так она замерзнет, и что надо одеться по-человечески, и что тут не о чем спорить, и что на этот раз ей придется послушаться.

Анна устала и загрустила, а потом решила, что лучше думать о чем-нибудь веселом. И помогло. Даже холод стал чувствоваться меньше.

Так что когда шедшая мимо соседка спросила, как дела, Анна ответила, что у нее все отлично.

Что опять за фокусы?! – ахнула мама, когда Анна наконец вернулась домой. Мама взяла Аннины руки в свои и стала отогревать. Руки у мамы большие и мягкие, как одеяло ночью. У Анны защипало в носу, захотелось поплакать. Она подняла голову и посмотрела на маму.

– Ты же могла простудиться, – сказала мама. – Разве ты не понимаешь, как опасна для малышки любая инфекция в доме?

Анна ушла в свою комнату и залезла под одеяло прямо в одежде.

* * *

Анна бродила по улицам уже много часов. «Никто меня не любит, – думала она, – еще бы, я ж им не родная дочь, – они меня из детдома взяли. А где-то живут мои настоящие мама и папа, самые лучшие, самые добрые. Они тоскуют по мне и раскаиваются, что им пришлось отдать меня чужим людям… Просто не было у них другого выхода, вот и пошли они на это! Только ради моего блага пошли. А теперь у них все наладилось, и они день-деньской рыщут по улицам, и заглядывают в лицо каждой встречной девочке, и думают, не их ли это доченька».

«Скорей бы уже они меня нашли», – мечтала Анна и сама тоже разглядывала прохожих. «Вроде у нее нос на мой похож», – подумала Анна про носастую женщину с двумя пластиковыми пакетами. Среди покупок виднелась шоколадка, а это всегда добрый знак. «Попробую!» – решила Анна и крадучись пошла за женщиной по темным уже улицам. Женщина зашла в свой дом, и в окнах зажегся свет.

Анна все стояла и стояла под чужими окнами, хотя начался дождь, было холодно и мокро. «Видно, надо домой возвращаться», – вздохнула Анна и побрела в сторону родительского дома. «Вдруг мы с ней не родственники? – думала она. – Хотя носище у нее точь-в-точь как у меня, и сама она на вид славная».

«А зачем я иду домой? – неожиданно удивилась Анна и остановилась даже, чтобы лучше думалось. – Разве я не свободный человек? И не могу сама собой распоряжаться? Домой приду, меня там отругают. Я расстроюсь. Нет, не хочу домой, лучше придумаю что-нибудь».

Время шло, Анна мокла под дождем, но, как назло, придумать ничего не могла. Наконец ее осенило! Она чуть не бегом вернулась к дому женщины. «Кто не рискует, тот не выигрывает», – бормотала она, нажимая на кнопку звонка. Женщина открыла дверь.

– Здравствуй, – сказала она.

– Извините, может, у вас в доме девочки не хватает? – спросила Анна.

– Здесь всего на свете не хватает, – ответила женщина. – Вполне может статься, что и девочки тоже. Но особенно не хватает кофе. Правда, его можно купить.

– Давайте, сбегаю в магазин, – тут же предложила Анна.

– Ну не девочка, а подарок, – обрадовалась женщина и протянула Анне несколько монеток. – Только побыстрее, ладно? Я умираю хочу кофе.

И Анна побежала за кофе.

– Я не девочка, а подарок, – повторяла она. – А что? Очень даже… Правда, тетя эта меня пока не знает. Посмотрим. Но сама она точно чудо.

Как же мне тебя отблагодарить, добрая ты душа? – спросила женщина, когда Анна принесла из магазина кофе.

– А нарисуйте меня, – предложила Анна, заметив, что повсюду стоят картины. – Меня еще никогда не рисовали.

Женщина засмеялась.

– Не очень скромная просьба, – сказала она. _ Ты хоть знаешь, сколько времени уходит на один портрет?

– Все зависит от того, как быстро рисовать, – сказала Анна. Зато это дело доброе, оно зачтется на небесах.

– Пожалуй, нарисую я тебя ангелом, – подумав, согласилась женщина. – Скоро Рождество, ангелов будут хорошо покупать. А лицо у тебя красивое.

Она взяла лицо Анны в свои ладони и стала рассматривать его. – А что, почему бы и нет? – прикидывала она вслух. – Но сейчас тебе пора идти, я опаздываю на встречу. Приходит завтра.

– Вы тоже ходите на встречи? – недоверчиво спросила Анна. И дверь захлопнулась за ней.

* * *

Рисовать портрет оказалось делом предолгим. День за днем Анна должна была приходить и сидеть неподвижно, пока художница работала: в основном пристально и задумчиво смотрела на нее.

– Вам меня хорошо видно? – спрашивала Анна.

– Скучно тебе? – отзывалась художница.

– Ну, как сказать. Вообще-то обычно вокруг меня все бурлит. А тут скоро зима кончится, потом весна пройдет, а я все так и буду сидеть. Можно мне хоть лимонаду взять?

– Рождество на носу, – отвечала художница. – Пора закругляться.

И наступил день, когда художница закончила портрет. Она неспешно отошла в глубину комнаты, прищурилась и вгляделась в картину.

– Недурно, – сказала она, – совсем недурно.

– Я думала, я не так выгляжу, – сказала Анна. – Но ничего. Картина мне все равно очень нравится. Можно мне взять ее на время и показать родителям? Я верну.

– Мне казалось, ты не очень любишь родителей.

– Не очень. Но мне хочется показать им портрет.

Зажав подмышкой упакованную картину, Анна пошла домой. Картина оказалась тяжеленной, но Анна все-таки дотащила ее.

Вошла в сад. И остановилась под открытым окном их гостиной. В доме разговаривали. И кто-то сказал:

– Анна стала гораздо лучше, гораздо спокойнее. Мы ее почти не замечаем. Это просто чудо. Такое облегчение!

Анна тем временем распаковала портрет и стала медленно подпихивать его вверх так, чтобы он загородил собой окно.

– Господи! – закричала мама. – Что там опять такое, Боже мой! 

– Да ничего страшного, это наверняка Анна, – засмеялась тетя. – Вот выдумщица!

– Я больше не выдержу! – заохала мама.

– Выдержишь, – успокоила ее тетя и высунулась в окно.

– Анна, ты где?

– Здесь, за картиной, – ответила Анна.

Тетя забрала у нее картину, и Анна перелезла через подоконник в гостиную.

– Где ты ее взяла? – спросила мама. – Украла?

– Хорошая картина, – сказала тетя, внимательно всматриваясь в холст, – настоящая.

– Мам, давай она повисит у нас немного, – попросила Анна. – Мне ее одолжили на несколько дней. Честно.

– Неплохая картинка, – сказала мама. – В интерьер хорошо вписывается.

Тетя сняла со стены постер и повесила на его место портрет Анны.

–  А что, – сказала мама, наклонив голову к плечу, – милый ангел.

– Какая красота, – хором говорила все гости. – А что это за очаровательный ребенок на картине?

– Это наша Анна, – отвечала мама.

– Она стала таким ангелом? Анна, ну-ка покажись!

Анна улыбалась гостям и давала себя рассмотреть. «Неужели я стала милым ребенком?» – думала она.

Заплакала малышка.

– Ну почему дети всегда плачут? – огорченно сказала мама.

– Я посмотрю, что с ней, – немедленно вызвалась Анна.

– Ее словно подменили, – раздался у нее за спиной радостный мамин голос.

Наверно, нам надо купить этот портрет, – сказала мама папе, когда Анну уже отправили спать, так что теперь она подслушивала, сидя под дверью на лестнице.

– Это известная художница? – спросил папа.

– Это наша дочь, – ответила мама. – И картина всем нравится.

– Но ее можно будет потом продать? – спросил папа. – Вдруг она нам надоест?

– Я люблю своих детей, – сказала мама.

– Пожалуй, пойду-ка я спать, – ответил папа. – У меня завтра утром важная встреча. Но ты купи картину, если так хочешь.

Пришла тетя и принесла котенка.

– Вот, – сказала она Анне. –  Он теперь твой.

– Папа его утопит, – ответила Анна. –  Он всегда топит котят.

– Он не посмеет, – сказала тетя.

– Я с детства сильнее его. Глянь, какие у меня бицепсы.

– Тетя, а позови меня, когда вы с папой будете драться, ладно? – загорелась Анна. – Я буду за тебя болеть, честное слово.

Я купила его с рук, – сказала тетя. – По объявлению в газете. Вообще-то он породистый. Правда, красавец?

– Кто-то решил от него отделаться? – спросила Анна и крепко прижала к себе котенка.

Он царапнул ее по руке, до крови даже, но Анна продолжала гладить и ласкать его.

Тетя взглянула на часы и заторопилась:

– Ой, я уже всюду опоздала! Но я еще приду, посмотрю, как вы тут.

– Он хороший, – сказала Анна.

– Хорошим девочкам – хороших котят, — откликнулась тетя.

От таких слов Анна замерла, замолчала и не видела уже ничего кругом, даже котенка перестала гладить.

– Смотри, не забывай о котенке, – сказала тетя и убежала.

Анна сидела и перебирала пальцами кошачью шерстку. И улыбалась. А котенок свернулся колечком и сладко зевнул.

 

КНИГИ, ПОЛЕЗНЫЕ ДЛЯ ЖИЗНИ 

Федерико Феллини говорил, что, вероятно, на свете есть взрослые люди, но он никогда их не встречал. «И не забывай гладить котенка» – книга для всех – и для маленьких, и для больших людей, внутри которых навсегда остаются жить маленькие чудесные существа – дети.

Я – практикующий психолог. И почти каждый день вижу, как трудно бывает подчас детям и взрослым понять друг друга. То ли мы не то и не так говорим, то ли они нас не так понимают.

Рённауг Клайва находит решение.

Как психолог и трижды родитель, я могу утверждать, что история маленькой Анны — чарующе простой способ помочь нашим детям легче преодолеть один из непростых периодов их жизни – рождение нового члена семьи. Книга «И не забывай гладить котенка» – своеобразный диалог ребенка и взрослого, читающих ее вместе. Такая короткая семейная психотерапия. Она позволяет вслух говорить о тех чувствах, выразить которые в реальности очень трудно: о любви, о ненависти, об одиночестве и о счастье быть услышанным.

Такие книги дают надежду, что большее число взрослых сможет оказать детям поддержку, в которой они так нуждаются, когда сталкиваются со своими внутренними проблемами и теми нелегкими задачами, которые ставит перед ними внешний мир.

На книги, подобные этой – предназначенные для детей и взрослых, помогающие им найти путь к взаимопониманию, понять себя и окружающий мир, – я бы предложила ставить знак одобрения психологами. Организовать систему оценки книг специалистами, детьми и родителями. И дать этому какое-либо знаковое название. «Полезно для жизни», например.

 

Послесловие к книге Рённауг Клайва  «И не забывай гладить котенка» от Елены Смирновой практикующего психолога, преподавателя кафедры психоаналитической терапии Института практической психологии и психоанализа, ассоциированного члена Европейской Федерации Психоаналитической Психотерапии психолога телефона доверия для детей, подростков и их родителей.

Запись опубликована в рубрике Полезное чтение. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *